Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

"Ну сколько было боли? Сколько? Внутри меня гнилая злость"
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:10 

Береги свою Птицу.~
"Столько времени тишины...
Я пишу тебе вот так, по-простому. Я совсем забываю о других словах. О тех, что внутри и скрыты. О чем я молчу? Тебе - ни о чем.
Но все меняется.
Ты знаешь, я плакала о Тебе...долго, много. Я часто плачу о Тебе. А Ты бросаешь свое "зря". Может, тебе уже все равно?...
Особенные. Нибелунги. Вайт-трешеры. Мы видели закат.
Мы сами...идем в закат. Любимый. Родной. Так страшно мне. Так плохо.
Ты знаешь, во мне никогда не было веры, что вот он...бродит где-то...мой человек. А потом Ноябрь, добрый, милый Ноябрь, подарил мне Тебя.
Мое чудо. Мое сокровище. Моя жизнь.
Какие глупые мечты в моей голове!
Ничего уже не будет...
Я прозвала тебя своей Новой Птицей, а в итоге...во мне снова росток. Как пагубно и промозгло.
С тобой я разлюбила морозы.
"Разрушатся рамки. Исчезнут пределы".
Ты...все строишь, выстраиваешь...какие-то проблемы. Такие моральные и ни капли не материальные.
Ты не слышишь, не понимаешь, не принимаешь.
Мы гибнем. Услышь! Я умоляю. Я не могу потерять Тебя...Тебя! Нельзя. Невозможно.
Стало реальным.
Из-за меня.
"Терпение отсчитывает ритм до конца."
Тук-тук
Это я, Одиночество.
Проходи.
Скучала?
Совсем нет.
Как там Кай?
Кая нет.
Он будет.

Целуешь меня за ушком. Обнимаешь своими холодными пальцами.
Клянусь, я не скучала...

Птица, я здесь!"

22:41 

Береги свою Птицу.~
Её звали Таисия,
Как всплеск волны, как шелест листьев,
Как свет луны, как шепот ветра,
Познать ее, проникнуть в недра
Дано, увы, далеко не каждому,
Но я познавал ее, с нарастающей жаждою.

Её звали Таисия,
И у неё на земле была тайная миссия, -
Одним своим взглядом, одним движением
Отменить законы физики и сил притяжения,
И среди повседневной сырости
Взрастить нас всех и самой вырасти.

Её звали Таисия,
И мне все твердили: «Берегись её!»
Но для любви преграды, увы, неведомы,
Я ждал её покорно и преданно.
А для неё я был далеко не суженым,
Понимаю с ужасом, я вообще не нужен был.

И только один человек называл ее Тая,
Она любила его, в его объятиях таяла.
А он её не любил, но искренне
Говорил в глаза о страсти и искорке,
Всё шептал ей нежности, размышлял о будущем,
И смотрел в глаза глубоко, чарующе.

Её звали просто и нежно Тая,
И поставить бы точку, но стоит запятая.
Время шло и она, вдруг узнав нечаянно,
Про его обман, лишь пожала печами, но
Пуля точно, пробив все дверцы,
Разбила её и без того разбитое сердце.

Её звали Таисия,
Как всплеск волны, как шелест листьев,
Как солнца луч, как гладь небесная
Она была, без сомненья, не местная,
Её выдавала красота неземная,
И я её так до конца и не зная,
Оставил в душе ее взгляд мечтательный.
Её звали Тая и она была замечательной…

(с) Сергей Константинович Антипов

15:39 

Береги свою Птицу.~
По-моему, люди часто влюбляются в человека, его совсем не зная. Судя по внешности. Наверное, тогда и начинается эти разделения на "красивый" и "некрасивый". Наверное, ещё с самого детства.
Как это глупо. Любить кого-то за внешность. Конечно, человек получает какое-то эстетическое удовольствие, когда с ним симпатичное существо, но...
Разве можно правда полюбить кого-то с первого взгляда, при оценке внешности. Какие глупости...
Я вдруг подумала, что у меня с тобой было так же. Но потом поняла, что нет. Я ведь влюблялась в тебя постепенно. И полюбила не за внешность сразу. Сначала за слова, за голос, за ум.
Наверное, это лучше, когда ты любишь кого-то за внутренний мир. Внешность ведь переменчива да и пуста в принципе. А вот то, что в голове - нет. Оно есть. И ты наслаждаешься тем, что человек говорит и делает. Это особый вид удовольствия, наверное.
Есть в тебе что-то, что я обожаю до мурашек и вздохов. Есть что-то, что я просто люблю и ценю.
И ведь правда...люблю я тебя совсем не за внешность. Хоть ты и красивый. За что-то внутреннее люблю.
Это, мне думается, здорово. Это глубже и приятнее.
Никогда не перестану тобой восхищаться.

15:36 

Береги свою Птицу.~
Моим любимым временем года всегда была зима. С ее блестящими покрывалами, светлыми небесами, огромными хлопьями, голодным черными птицами и необъятным холодом.
Я ненавидел лето. За сухость воздуха, за палящий зной, за яркость солнца.
Может ли что-то изменить это? Могло ли?
Я искренне верил, что нет. Но...чем холоднее на улице, тем страшнее в душе, потому что холод выстраивает между нами стену. Летом мы не расставались. Мы встречались в парках, на набережных, в скверах, в лесах и полях. Мы бродили по улочкам нашего ужасного города и находили в нем что-то прекрасное. Мы влюблялись в особые места и возвращались туда снова и снова, принимая это место как родное.
Пришла осень. Осень отняла у нас время и пространство. Но мы смирились, приняли, постарались привыкнуть.
Сначала одежда стала чуть теплее, встречи чуть короче. Потом начали мерзнуть ладони. Потом щеки. Теплая одежда уже не могла хранить наше тепло весь путь. И мы стали разделять его.
Приходит зима. В душе привычное ожидание приятного, любимого холода смешивается со страхом жизни без наших встреч.
Знаешь, каждый раз, когда я возвращаюсь от тебя, я с болью разглядываю знакомые пейзажи за окном. Мы ходили здесь летом. Держались за руки, если бродили вечерами или ночами. Смеялись, делили ночи.
Теперь у нас короткие встречи на удачу. Одна ночь как короткая вечность, которую так хочется продлить. Но как не прижимайся к тебе, как не хватайся руками за твои пальцы- все уходит с первым криком утренней птицы.
И нас снова разделит время и пространство.

Когда-нибудь мы перейдем на другую пространственно-временную линию. Где мне не придется искать твой запах, а тебе - мой образ.
И мы будем вместе. Всегда.

22:12 

Береги свою Птицу.~
Послушай. Я хочу, чтобы у нас был свой дом. Наш дом. В котором не будет ссор и скандалов. В котором мы будем жить и будем хотеть жить, потому что наша жизнь - это Мы.
Неважно, сколько у нас будет места. Чем меньше, тем лучше - тогда ты не сможешь пройти мимо, не обняв. Неважно, какие у нас будут соседи. Чем громче, тем лучше - нас все равно не перекричать.
Нам нужны кухня, спальня и ванная. Чтобы мы готовили, пили и пели. Обнимались и засыпали, прижимаясь друг к другу. И чтобы мы лежали в лимонном шлейфе, пене и горячих объятьях воды и друг друга.
Чтобы быть дома - это не в разных местах, а в одном. Чтобы идти в одно место вместе, а не расставаться на остановках и тротуарах.
И у нас не будет никого. Только ты и я. Домашние животные, дети - у нас есть Мы. Кто нужен нам ещё?
И никто никогда не останется ночью в нашем доме один. Потому что все путешествия, пьянки и встречи - вместе.
Ты как-то сказал "Ты же не только ты. Ты же и я тоже. Мы. Как же. Мы же как то продолжение друг друга."
И ты был абсолютно прав. Понимание этого приходило постепенно. А теперь каждый день является тому подтверждением.
Я люблю тебя.

20:39 

Береги свою Птицу.~
Любовь не может быть счастливой.
Все мы надеемся, что отыскав того самого человека, будем счастливы.
Возможно, первое время нас ожидает именно подобное. Улыбка от сообщений, радость от сладких слов, блеск глаз от встреч.
К несчастью, человеку всегда мало. Мало встреч. Мало сообщений. Мало слов.
Шаг.
Мало редких совместных ночей. Мало крупиц быта со смехом на кухне. Мало романтики в ванной.
Шаг.
Мало человека.
Мало жизни.

Любовь приносит радость. Но может ли она принести счастье?
Любовь - это вечная надежда на то, что твой корабль не потонет.
Любовь - это вера в то, что другой окажется сильнее.
Любовь - это жажда. Нового. Необычного. Большего.

Отыщи берега и плыви. Тогда и будешь счастлив.

21:54 

Береги свою Птицу.~
Из Ее писем:
"Пиши всегда. Когда хорошо; когда плохо; когда нужно сказать; когда хочется помолчать.
Именно с такой основой я и жила всегда. Текст спасал. Всегда. Ото всего.
А что сейчас?
Я смотрю на небо. Наблюдаю, как исчезают звезды, и появляется нехотя солнце. Я не могу больше думать о тебе. Признаться, я никогда о тебе и не думала. Я только мыслила тобой. И сейчас делаю тоже самое.
Я не мыслю о тебе, только когда ты рядом. Потому что я знаю, что ты есть. И сейчас я могу говорить с тобой, прикасаться к тебе, чувствовать тебя. Тогда я и живу. Тогда я не мыслю. Я просто есть. Для тебя. Живая.
Без тебя я просто мыслю. Я не чувствую времени. Не замечаю людей и событий. Я есть. Чтобы стать вскоре живой для тебя.
Но сейчас у меня есть только твои слова, взгляды и улыбки в памяти. И я воссоздаю картины, образы, говорю с тобой. Я так хочу почувствовать, что ты есть! Я так хочу...
Вот ты живой передо мной. Смотришь на то же небо. Слышишь мои слова. Видишь мой образ. Но протяни руку - и ты исчезнешь.
Как спастись, когда тебя нет? Когда ты есть, но не для меня. Когда есть я, но только для того, чтобы ожить с тобой.
Это мука, любимый. Мука так нежить. И в ней я вижу наше счастье.
Я люблю тебя. Несмотря ни на что."

23:56 

Береги свою Птицу.~
Здравствуй.
Сегодня я писал об этом в своем дневнике, но там вышло так скомкано и скупо, что я решил поведать кусочек моих ощущений и тебе.
Сложно выбрать с чего начать. Когда начинаю копаться и думать, создается ощущение, что все мои чувства и ощущения не занимают и кусочка гранулы, пустой пылинки.
За это время ты стал мне настолько ближе и роднее, что я не могу даже представить, что есть люди, чувствовать которых будет так же тепло.
Блуждаю без тебя как брошенная, оставленная частица. А когда ты меня обнимаешь. Когда я обнимаю тебя. Меня ли одного наполняет чувство абсолютной наполненности? Вот она - та самая половинка, необходимая часть, вырванный кусок!
Я не знаю, как, не знаю, можно ли вообще как-то ЭТО описать.
Это внутреннее чувство. Такое ярко, живое и настоящее.
Один писатель говорил, что в каждом из нас есть семечка, которая прорастет, если рядом появится нужный человек. Росток станет полноценным, крепким и сильным, если люди эти воссоединяться. И будут плоды, если они поймут, как каждый из них важен для другого.
Не знаю, что творится внутри нас, что нас ждет, и что это даст. Но, может, мы и есть те заветные люди?
Честно говоря, все это глупости. Всегда считал это полным бредом.
Но с тобой мне так, нет, очень, нет, мне абсолютно комфортно. Именно комфортно. Тепло, нежно, сладко. Как хочешь! Просто рядом с тобой я есть.
Спасибо.

19:53 

Береги свою Птицу.~
Прости меня, Ноябрь.
В этот раз приняв твой дар, я не смог осознать его. Понимание пришло лишь сейчас.
Спасибо. Спасибо тебе, Ноябрь. Ты принес мне то, о чем я мог только мечтать.
Это вязкое, сладкое и такое неприятное чувство.
Спасибо, Ноябрь.
Я могу плакать от счастья и от тоски.
Спасибо, Ноябрь.
Теперь и я имею право. И я могу объявить о том, что принесенная дань возвращается чужим теплом.
Ноябрь, спасибо.

19:40 

Береги свою Птицу.~
Год за годом. Концерт за концертом. Я видел перед собой закрытого человека, наполненного тяжестью вопросов и чужих слов. Каждый год я сталкивался с грязными стихами, пропитанными проблемами и страхами. Видя после концертов перед собой красные, уставшие глаза, я находил надежду. Мне нравился этот Андрей. Тяжелый. Липкий от грязи этого мира и проблем. Тот, что вытягивая из себя слова, вкладывал их в стихи, которые затем я пускал под кожу и видел в них темноту и глубину.
Затем вышли "спички". Первый толчок к разочарованию был мягким. Таким, что и почувствовать сложно. Простое обещание себе - закрыть на это глаза.
Но книга легка, безосновна.
Вчера впервые на сцене оказался спокойный, радостный, весёлый и простой человек. Тот, каким он был на самом деле. "В этой книге были ответы на все вопросы." Так он говорил.
Андрей, неужели твои вопросы настолько безобразны и безропотны?
Я видел перед собой пустышку. Радостного простака. "Южные люди - это те, кто не думает о других. Всё вокруг - чужое. Ты - это ты, это твоё."
Как же я раньше не повернулся к этой стороне твоей сущности, которая мелькала везде?
Человек, толкающий других на отречение от обыденности, показывающий, как хорошо жить так, как хочется тебе, сам погружён в мелководье алкогольных конфликтов.
Все твои слова, Андрей, стали пустыми.
Обрекать надежды и мечты в предложения может любой. Но выворачивать мир наизнанку и спокойно принимать копоть и сырость способен не каждый. Для этого нужен дар. И ты променял его на лестность слов и красивые выражения.
Ты сгорел, как спичка.
Прощай.

19:40 

Береги свою Птицу.~
Я просто хочу быть в Нашем море. Хочу дышать этим солёным воздухом с нотками сирени, а не глотать кристальную, капризную воду с самого дна.
Я не хочу видеть лица. Не эти. Я хочу Его лицо. Его улыбку. Его смех. Я Его рядом видеть, ощущать хочу. Хочу дышать Его взглядами, словами и думать о зиме, ощущая лето.
Я хочу рвать сирень, и слушать, как он, такой любимый и родной, читает такого нелюбимого Северянина.
Я хочу снова пустые улицы и переулки. Волшебные наши Московские места под звёздами провинциального города. Я знаю, точно знаю, что это будет. Ощущение свободы. Будто Мы одни в этом мире. Будто время не спешит, как всегда. Будто есть только Мы и Наши улыбки.
Все будет. Будет не раз.
Но каждый раз, возвращаясь на сушу повседневной жизни, на берег этих рамок и норм, я буду стаканами пить эту соленую воду, пока не захлебнусь.

19:39 

Береги свою Птицу.~
В тот сырой майский день мы снова сошлись. Морская капля к соле. Пыль к летней дороге. Чаша к вину. Так казалось мне.
Наши объятья уже не так крепки и теплы. Слезы счастья не норовят скатиться по пухлым щекам, а в голове не мелькает мысль "Как же мы скучали"! Каждый из нас окутывается в броню. Кто-то из глупых улыбок и льда. Кто-то из обидных слов и огня.
И я таю под её словами, как удавалось мне таить и несколько лет назад. Но теперь уж не от восхищения и восторга, не от свежего трепета и счастья, а от удивления и неприязни/непонимания [в данном случае это синонимы].
Твоя защитная кожура трещит по швам в моих глазах. Я вижу тебя всю. Не ты бросала - от тебя бежали. Не тебя обижали - ты ранила.
И на мне так же много шрамов от твоих слов и поступков. Но бремя вины несу я. Несу его все это время и храню до сих пор.
Спустя восемнадцать лет мне хватило этого внутреннего равновесия, чтобы повернуться к правде и, главное, её принять.
Я не смотрю в твои глаза. Не смотрю на тебя.
Я обнимаю тебя на прощание, обещая завтра позвонить. Ведь я здесь всего на четыре дня. И точно знаю, что остальные проведу в одиночестве. С чертями. Но не с тобой.

На другой день я прохожу мимо твоих окон и искренне верю, что смогу набрать твой номер.
Спустя три дня, спустя три сотни километров я все ещё думаю извиниться. За что? За несделанный новый шаг на следующий день. Но отчего-то чувство вины поедает уверенность, что и ты этой встречи в душе [сохранила ли ты её?] не желала.

Грязный, спелый осадок. Его мы делим на двоих. И это все, что общего у нас осталось.

19:38 

Береги свою Птицу.~
Привет.
Сегодня я хочу рассказать тебе о том, как летит время, которое я провожу с одним человеком. Причем стрелки часов спешат вперед, кажется так же, когда я считаю секунды до встречи с Ним.
Еще какое-то время назад я был занят мыслями о таких, теперь кажется совершенно глупых вещах, как учеба и проблемы других; сейчас все мои мысли занимает Он. Наши с Ним встречи, слова, поступки и многое другое. Всё, что я только могу мыслить о Нем; всё, что имеет хоть какое-то к Нему отношение.
Никогда не думал, не предполагал и не верил в то, что человек может изменить мою жизнь настолько, что я пересмотрю свои взгляды на мир вокруг и на мое к этому миру отношение, а, главное, мнение о себе.
Послушай...
Прошу Тебя, никогда не думай и не говори, что Ты чего-то недостоин или кому-то ненужен. Плевать на всех [кто бы мог подумать, что я когда-нибудь так скажу]. Ты нужен мне. Ты настолько мне нужен, что у меня замирает сердце от мысли, что Ты куда-то исчезнешь.
За это время, короткое или долгое, я привык к Тебе настолько, я заключил в Тебе столько важного и неважного, необходимого и пустого, что, боюсь, заключил в Тебе всю свою жизнь и ее смыслы.
Впервые так остро я ощущаю страх расставания и потери человека.
Впервые чувствую столько тепла и нежности по отношению к другому.
Нас очень много. И Мы слишком важная часть моей (Нашей) жизни.
Ты моя новая Птица.

21:13 

Береги свою Птицу.~
Четкое ощущение. Что-то должно произойти. И все перевернется. Все изменится.
Исчезнет все, что есть сейчас.
Пора изменить реальность. Пора сменить мир.
Это яркое чувство. Пора менять. Пора меняться.
Птицы возвращаются. А мне пора сменить свое небо, свою зиму.

Птица, куда отправимся в этот раз?

16:33 

Береги свою Птицу.~
Когда-то я говорил, что всегда был одинок. Я не писал об этом здесь. Я писал на бумаге, в том красном большом блокноте на спиралях. Там много других мыслей, там мои открытия за один год. Я считал их великим и, пожалуй, сейчас тоже таковыми считаю. Они велики для меня. Я открыл их для себя сам. Так же, как открывал Мир и Птицу внутри. Они важны для меня.
Именно там. Среди потемневших от мыслей и чернил страниц, я впервые написал:
"Нет, я всегда был одинок" Потому что это так. Потому что никогда не будет человека, способного понять другого до самого конца. И я никогда не обрету поддержки в этом Мире.
Для меня существует наш Мир,
Птица, он только наш. И более никто и никогда не сможет разрушить наш маленький Ад или Рай. Просто это наше пространство.
Когда-нибудь я смогу ощутить что-то новое. Что-то до боли приятное или неприятное.
А пока мой Мир окутан одиночеством, непониманием.

Птица, только укрывай меня своими крыльями, пока это возможно, пока я Здесь. Пока я мертв.

16:14 

Береги свою Птицу.~
Время снова летит. Многое меняется. Появляются новые страхи. Исчезают старые. Стираются моральные запреты.
Как давно я стал таким холодным?
Скажи мне, Кай, отчего у тебя такое ледяное сердце? Отчего ты не веришь в великие чувства?
А зачем?
Да, это просто бесполезно. Просто бессмысленно.
Я все еще контролирую свои внешние признаки и действия. Но внутри... внутри все окончательно замерзло. И, наверное, навсегда.
Однако я не жалею.
Зачем?
Да и жалеть я не могу. Жалость - слишком мягкое и кислое чувство.
Пришла зима. Пришло мое время.
Счастье, раскрой для меня свои объятья. Я мечтаю о привкусе волшебства.

Закрыть глаза. Расправить крылья.
Птица, имеем ли мы право жить счастливо? Имеем ли мы право жить?

14:03 

Береги свою Птицу.~
На какое-то время мне показалось, что все изменилось. Но вскоре я понял, что это была лишь иллюзия. Я все еще одинок.
Пора бы уже отбросить все эти глупости и вернуться в реальность. Попытаться и правда жить.
Но моя мерцающая пелена все еще имеет место быть.
Куда бежать? И стоит ли бежать вообще?
Нет решения. Нет ответа.
Нужно найти его внутри себя.

Птица, а ты еще внутри?

21:18 

Береги свою Птицу.~
Как много всего изменилось.
Пришла такая простая, но жестокая истина, которая, кажется, очень давно была мне известна, но принять ее вышло только сейчас: Всю жизнь придется учиться.
Я всегда искренне верил, что мне будет достаточно знаний, что я имею.
Я верил, что смогу использовать то, что имею.
Я до сих пор не верю, что так долго стоял на месте.
Просто топтался.
А когда пришло время это понять, это исправить, я просто струсил. Я трушу и сейчас.
Полное изменение взглядов не есть рывок вперед. Это просто сторонний взгляд на прежние вещи.
Уяснил я это слишком поздно. Однако еще есть шанс исправить. Нужно полагаться на то, что имелось раньше. Только так будет возможность двигаться дальше.


Птица, почему я не слышу шума крыльев?

19:33 

Береги свою Птицу.~
"Послушайте-ка: жила-была в одной тучке маленькая молния. Жила-была в тучке, которая видела и небеса и землю. Жила молния долго и видела только небеса, ведь тучка преграждала ей вид на землю. Но вот маленькая молния выросла и тяжело стало тучке держать на себе большую молнию. Устроила тучка встречу с другими тучками и другими большими молниями, и стали тучки выпускать большие молнии прямо на землю. Все большие молнии испугались земли и только на секунду мелькнули под тучками. Но наша молния, живущая на нашей тучке, не испугалась земли и сразу решила переселиться на дерево, которое широкой кроной напоминало тучку, но не мешало видеть и землю, и небо. Полетела молния к дереву, но едва она коснулась искрящейся свежестью листвы, как листва почернела, и охватило дерево яркое пламя, до того бывшее нашей большой молнией. Молния не понимала, почему больше не может летать, но одно молния знала точно: чтобы жить, нужно обнимать то, что она никогда не видела, но уже любила всем своим огненным сердцем. Большой огонь обнимал дерево, пока последняя зола не улетела с ветром. Большой огонь обнимал траву, пока не исчезли последние травинки. Большой огонь обнимал поле ромашек, пока на его месте не раскинулась обгоревшая земля. Большой огонь любил всех, но не умел смотреть назад. Оттого огонь не знал, что его любовь - худшее из всего, что видела любимая им земля...
Потом на землю пришёл дождь и спас он землю от болезненной любви большого огня. Спас, потому что любил землю больше всего на свете. Большой огонь же, угасая, видел нависшую над ним тучку, которая с жалостью плакала. И только тогда огонь, некогда бывший молнией, понял, что ненавистная им тучка любила его и на небесах всеми силами оберегала. И теперь он должен чувствовать боль, которую испытывала земля от его любви. Так не стало молнии, которая видела счастье в неизвестном и не видела счастья в самом близком. Простите за конец. Но именно так я вижу жизнь смелых молний." Алисия Полсон-Кёльн.

16:54 

Береги свою Птицу.~
Её звали Берта. Имбирная девочка Берта. Для её изгибов мне не найти мольберта и не отрисовать всей прерафаэлитовой прелести: как янтарных волос волна на подушке пенится – молоко и мёд, и я – их вечная пленница. Берта ленится. Берта – бесстыдница. В золоте полдня отчётливо видится, как листает Бертрана Рассела и скептически морщится – кросскультурная террористка, почти заговорщица. Любительница передразнивать Бодрийяра и Шпенглера, расковыривать нетерпеливо коробку с меренгами чуткими, музыкальными пальцами.

Что вспоминается? Наши синхронные регулы, совместные выгулы… Всякий, кто видел, как Берта бедро своё выгнула, вмиг расставался с любыми моральными триггерами, грезил во сне бесконечно ночами Калигулы /с нами в главных ролях/. Гипно-ментальный трах.

/В уголке переносицы чуть горячо/ вспоминаю ещё, как она переспелую клюкву губ от волненья закусывала, перебирала задумчиво бусы и… казалось ещё чуть-чуть /на грудь/ брызнет карминовый сок. И сосок её проглядывал в самые неподходящие моменты под майкой /всегда некстати/. Как она умела хрипло взмолиться: «Хватит!...» Оставляла щекочущие крошки печенья в кровати. И готовила по субботам шарлотку с корицей /в отличие от имбиря, этот запах мне никогда не снится, чтоб поутру не приходилось выть/. Время сучит нутряную нить. Берта спешила гореть, любить, перелистнуть страницы.

Куплен билет /приговор «One way»/, Берта оставила ключ и друзей, общих когда-то /жалей, не жалей – прошлое – невозвратно/. И багровеющую полосу мне на запястье, когда по лицу зло приложила в третьем часу той нескончаемой ночи. Хлёстко разбила зеркальную гладь, где отражалась /Проклятие! Б...ть!/ Берта пыталась зацеловать свежую, алую строчку.

В новую жизнь уносила Эль Аль. Даже не ведаю, было ли жаль. Берта сменила холодный февраль на золотистый Шеват. Муж – умудрённый, почтеннейший рав. Чёрный платок, удалённый анклав. Вечная книга из тысячи глав. Скатерти, свечи, Шаббат.

И бесконечно рожать и рожать… Чем я могла бы её удержать? Острым зеркальным фантомом ножа? Незачем, в общем, и нечем. /Наши ты помнишь ли свечи?/

Так что оставлю свой труд Данаид. Но по утрам, /если разум мой спит/, шрам под браслетом зовёт, и болит, просит холодной ладони /той, что меня и не помнит/.

Берта, прочти за меня аравит и пожелай мне бессонниц.

Дом Астрели.

S.impress

главная